0

Как юристы зарабатывают

Share

Неопределенность – самая дискомфортная среда для бизнеса, а означает – источник спроса на услуги налогового юриста, компании готовы отлично заплатить, чтоб избежать новых и еще не тривиальных для их рисков. Уточненные правила безосновательной налоговой выгоды – один из часто встречающихся поводов для претензий налоговиков – не исключение.

Более 10 лет понятие безосновательной выгоды (к примеру, в виде вычетов из НДС) было только в судебной практике, пока в 2017 г. не материализовалось в Налоговом кодексе в виде ст. 54.1 «Пределы воплощения прав по исчислению налоговой базы и (либо) суммы налога, сбора, страховых взносов». Ее возникновение должно было сформировать единую судебную практику, но пока сформировало только спрос на юридические услуги, а именно по проверке контрагентов, в один глас молвят юристы. И это при том, что налоговики используют новый инструмент пока очень изредка и обещают не превращать его в орудие массового поражения. Но если на стенке висит ружье, означает, оно должно выстрелить. Эта угроза принуждает бизнес волноваться и находить помощи у консультантов.

Никто не желал ошибаться
Если оценивать новейшую норму исходя из убеждений доходов юридического бизнеса, то консультанты от нее в экстазе. По 54.1 заказы приходят даже от тех компаний, которые никогда до этого не прибегали к услугам наружных юристов, ведает управляющий партнер адвокатского бюро «Юс ауреум» Александр Кобзев. Запросы клиентов по безосновательной налоговой выгоде выросли в разы, подтверждает партнер PwC Раиса Алексахина. Более 30% воззваний по налогам за последний год связаны с этой статьей, оценивает управляющий налоговой практики Vegas Lex Юрий Иванов. А у адвокатского бюро «Андрей Городисский и партнеры» количество воззваний по делам об уклонении от уплаты налогов за год подросло приблизительно на 40%, ведает управляющий налоговой практики Валентин Моисеев: в том числе из-за пристального внимания инспекторов к безосновательной выгоде.

Есть два обратных тренда, гласит член экспертного совета ТПП Максим Хвалибов: с одной стороны, бизнес уменьшает расходы на наружных юристов, с другой – без их нередко не разобраться в повсевременно усложняющемся законодательстве. Новенькая статья 54.1 – как раз таковой пример, никто до конца не осознает, как она будет применяться, разъясняет он: «Одному ошибаться не охото – и бизнес массово обращается к наружным консультантам».

Понятие и аспекты безосновательной налоговой выгоды были сформулированы в 2006 г. пленумом Высшего арбитражного суда (ВАС) в постановлении № 53, а потом развивались в судебной практике. Идет речь о ситуациях, когда налогоплательщик снаружи не нарушал закона, но операции совершал не ради экономической выгоды, а чтоб понизить налоги либо компенсировать их из бюджета, к примеру заключая сделку с однодневкой, которая не способна ее выполнить. Так ВАС рассчитывал и бизнес защитить от безосновательных обвинений в недобросовестности, и налоговикам дать средством судебной практики аннотацию, как обосновывать нереальность операций и биться с налоговой минимизацией.

Еще в 2006 г. рассматривался другой вариант – закрепить новые правила в Налоговом кодексе. После решения устранить ВАС дискуссия возобновилась и завершилась возникновением в Налоговом кодексе ст. 54.1. Почти во всем она воспроизводит практику ВАСа, но есть и отличия. Постановление пленума не может употребляться при налоговых проверках, декларации по которым были представлены после вступления в силу этой нормы, писал в октябре 2017 г. замруководителя ФНС Даниил Егоров: эта статья не кодификация правил ВАСа, а «новый подход к проблеме». В письме он подчеркивает, что принцип презумпции добросовестности налогоплательщика (который не зафиксирован в статье, хотя был в постановлении ВАСа) сохраняет силу «как один из важных составляющих регулирования налоговых отношений и общественного правопорядка в целом».